О лошадях

Лесные прогулки

Лесные прогулки

Наконец-то мы добрались до самой сути. До сих пор создавалось впечатление, что лошади на даче — это одни только бесконечные заботы. Теперь же позвольте мне начать безостановочно хвастаться и делиться своим удовольствием от всего, что связано с лошадьми.

Первое ощущение — неограниченность пространства. Вы въезжаете в лес и можете путешествовать от одного озера к другому, бродить лесными тропками, "качать" себя и лошадь, разъезжая по холмам или галопируя через поля, перескакивая через ручьи. В отличие от ближних пригородов и, тем более, от города свобода выбора пути почти абсолютная. Второе — неограниченность времени. Как известно, в июле жарко. Дневные поездки могут превратиться в настоящее мучение из-за палящего солнца и оводов. Зато белой ночью светящийся небосвод озаряет волшебным светом деревья, придает таинственный смысл шелесту листьев. Вы едете по неумолкающему в это время лесу между наполненных живым движением озер, и ваш конь — как бы один из естественных обитателей этого мира, вызвавшийся быть вашим проводником и дающий вам право находиться здесь. В городе вы лишены такой свободы: лошадь нужно непременно поставить в денник к определенному времени, чтобы не пропустить ужин, и дать возможность конюху запереть конюшню.

А однажды видели совершенно грандиозное северное сияние. Небо светилось все — от горизонта до горизонта. Над головой — светящийся в складках купол. Вспышки, как от неисправной лампы дневного света, пробегали волнами. Это продолжалось минут пять или семь. Но все равно небольшое свечение неба, вспышки, световые столбы были видны еще больше часа.

Как вы думаете, за какое время лошадь запоминает дорогу к дому? К концу первой недели пребывания на даче, случилось ЧП. Решил я погонять Вовку на корде, для чего повел его в лес на приглянувшуюся мне полянку. Идем, беседуем. Слово за слово — завел я его довольно далеко. Стал крутить на корде. Погода хорошая, обоим весело, конь подыгрывает, козлит. Разошлись, разыгрались, Вовка понес, да и утянул меня за собой на веревке. Вижу: впереди толстая елка. Отпустил веревку и кубарем в кусты. Поднимаюсь: только пыль на дороге, коня нет. Бегу за ним по следу. Через некоторое время встречаю грибников. "Коня не видели", — спрашиваю. "Да, пробегал минут пять назад". Бегу дальше и вижу: Вовка сходу проскочил поворот на тропинку, ведущую к дому. Делать нечего, надо искать. Выхожу в поселок: балбес таки сориентировался, свернул в правильном направлении. Спрашиваю про коня. "Минут десять назад проскакал, как очумелый". По следам понимаю: умница, бежит по улице так, как я его учил — справа по краю. Впереди работает автокран, таскает бревна для дома. Следы огибают его, совсем прижимаясь к кустам. Под седлом в такой ситуации он непременно попытался бы меня убедить, что до смерти боится: "Ой, ой! Надо обратно поворачивать". А тут, значит, чувство ответственности победило взбаломошность. "Коня не видели?" — "Да, минут пятнадцать назад пробежал". Ближе к дому беглец успокаивается: видно, что перешел на рысь, и на этот раз правильно нашел боковую дорожку. А когда до дома остается пара кварталов, я, на конец, вижу его: разумеется, он стоит у калитки чужого участка и клянчит сухари. Вот ведь ушлый мерин! Оказывается, его кормили до моего прихода минут двадцать; да еще с собой дали целый пакет всякой снеди.

Дукат в лесу развлекался по-своему. Дело в том, что он с детства приучен следовать за всеми, так что его можно отпустить. Полина иногда выезжала на Вовке, ведя за собой Дюка, потом в лесу отвязывала его и давала возможность резвиться вволю. В принципе, Дукат никуда не убегает: или совсем рядом бежит, или шарит по кустам. Но он все время пристает к Вовке, кусает его зад, пока не получит копытом; или, наоборот, забегает вперед и подставляет собственную корму, чтобы Вовка сходу въехал в нее. И когда Вовка, наконец, рассвирепеет, их уже не сдержать: приходится нестись по направлению к дому, пока завод не кончится. А две лошади на неширокой лесной дороге занимают примерно в четыре раза больше места, чем одна (вот парадокс-то!), так что встречным велосипедистам и грибникам остается размазываться по обочине. Последний раз Полина даже скрутила Дуката шпрунтом ("пусть сам себя работает"), но и это не очень-то помогло.

Сейчас есть такие портативные спутниковые приборчики для определения своего места в мире и скорости движения. Я думаю, это изобретение было сделано специально для лошадников: к лошадиным ногам не прицепишь тросик велосипедного спидометра. Маленькая желтая коробочка с индикатором легко прикрепляется к затылочному ремню, и перед всадником образуется что-то вроде приборной панели. Есть только одно неудобство: лошадь пытается стряхнуть прибор и непрерывно мотает головой. Вот запись одной из моих прогулок на Вовке протяженностью около 19 километров.

Красным цветом показана траектория движения. Обратите внимание на зигзаг около озера Щучье (в верхней части карты). Дело было так: Вовка перескочил через ручеек, навигационный приборчик подпрыгнул и стукнул его по затылку. Это переполнило чашу терпения коня, и он понес. Сходу мы не вписались в поворот дороги и выскочили на пляж. Остановились, повернули обратно — снова бешеная скачка до поворота, и опять мы проносимся мимо. На этот раз коняга был уверен, что он лучше меня знает дорогу к дому. И только с третьего раза мне удалось завернуть.

Чтобы избежать презрительного бурчания лиц, не привыкших ходить в лес просто так без дела, расскажу, что верхом очень удобно искать грибы. Вообще грибы делятся на два рода: высокий и низкий. Грибы низкого рода произрастают в болотах, под кустами, прячутся во мхе. К ним относятся сыроежки, горькушки, грузди всех сортов и т. п. Поиск таких грибов сродни поиску арифметической ошибки в годовом бухгалтерском отчете. Хотя могут сказать, что копание во мху, как и сведение баланса, вырабатывает внимательность и усидчивость, но при этом обычно имеется в виду другой смысл, чем тот, что применим к всаднику на коне. К счастью, природа создала боровики, подосиновики и мухоморы — самые высокородные грибы. Последние, правда, имеют дурную репутацию, но того факта, что они живут в просторных сосновых лесах, гордо возвышаются над бурым хвойным ковром или утопают ногами в белом пухе благородного мха, ни у одного из перечисленных видов не отнимешь. Успех тихой охоты на этих аристократов в главной мере зависит от широты вашего кругозора, ибо разглядеть их царственную осанку можно за двадцать или даже пятьдесят метров. Вот тут-то ваше положение на лошади дает небывалые преимущества. Увидав добычу, вы в два-три темпа подскакиваете к ней, на пять сотых опередив многочисленных в это время года конкурентов, и… Помните загадку: "кто ни пройдет, всяк поклонится". Теперь представьте, какой поклон, сидя на лошади, вы должны отдать, чтобы гриб оказался в вашей корзинке. Могу ответственно заявить: это сделать можно. Поднять с земли невысокий предмет, не слезая с лошади — хорошее упражнение для мышц ног, рук и спины. Так же это требует ювелирного управления лошадью: ее нужно точно подвести, остановить, позаботившись о правильном положении ног, заставить стоять не менее пяти секунд, несмотря на все ваши выкрутасы, кряхтение, сползание с седла и цепляние за гриву. Думаю, что весь следующий подготовительный сезон вы будете больше времени уделять выездке.

Вообще, дачное времяпровождение вовсе не означает отказа от работы со спортивной лошадью. Будучи серьезным человеком, Полина построила из найденных на помойке дверей, оконных рам, газовых плит и железных кроватей конкурное поле. Думаю, что корявые, паукообразные препятствия были бы для неподготовленной лошади пострашнее, чем пестро раскрашенные чухонцы и стенки в фешенебельных конных клубах. Тренировалась и сама, и организовала что-то вроде спортивной секции для соседских детей.